Как всем уже хорошо известно, показ Louis Vuitton начинается строго вовремя — ровно в 10 часов утра гаснет свет, и шоу начинается, оставляя на улице под закрытыми дверями тяжело дышащую толпу опоздавших. С каждым годом эта толпа становится все меньше и меньше — никому неохота из-за собственной лени пропускать одно из самых эффектных дефиле Парижа. Наученная горьким опытом (как и многие мои коллеги, я пропустила показ, когда Марк Джейкобс сделал ЭТО впервые), на этот раз я вышла из своего отеля на улице Сент-Оноре в половине десятого. Ехать было ровно пять минут, меня ждал водитель, и ледяное мартовское парижское утро вроде бы начиналось для меня по расписанию. Несмотря на то, что к концу второй недели фэшн-марафона по Милану и Парижу у меня не оставалось никаких моральных и физических сил, в этот прекрасный последний день я все-таки напялила высоченные шпильки — впрочем, это был мой единственный реверанс в гламурную сторону.

Это длинное предисловие как нельзя лучше отражает мою полную неготовность столкнуться с препятствиями, которые подготовила мне судьба. Я неспешно вышла из отеля и увидела, что улица Сент-Оноре, главная шоп-артерия Парижа, полностью заблокирована огромной фурой, отгружающей товар к служебным гостиничным воротам. Там товар не принимали. Водитель грузовика восточной наружности, в модном спортивном костюме и черных очках, извергал проклятия, картинно воздевал руки к небу, делал вид, что в сердцах разворачивается и уходит, бросая товар на произвол судьбы. Служащий отеля товар все равно не принимал, тряс накладной и несколько раз вызывающе швырнул ее на коробки с грузом. Улица гудела. Послали за полицией. В конце концов, ошибка была выявлена (товар и правда привезли не туда), и проигравший начал медленно заносить коробки в грузовик. Шло время. Тик-так. Понимаете?

 

Когда мы, наконец, двинулись, на часах было без тринадцати десять. Ну ладно, подумала я. Сейчас повернем на набережную, а там проехать метров пятьсот — и все. Успеваю! Как бы ни так. Водитель мрачно указал мне на навигатор — набережная стояла мертво! В этот момент я приняла единственно возможное решение, вынырнув из машины среди потока и дав кросс по парижскому булыжнику. Без минуты десять я сидела на месте, ровно в десять погас свет, и загремела музыка. А к вечеру у меня отваливалась поясница. Надо сказать, что в силу определенных обстоятельств последние два года я почти не занималась спортом. Еле доковыляв до мануального терапевта сразу по приезде в Москву, я выслушала массу нелестных слов о состоянии своих мышц. Теперь я исправно хожу на тренажеры и понимаю, что красивое понятие body — это не только различимая талия, тонкие руки и 40-й итальянский размер. Как оказалось, этого бывает недостаточно, чтобы без последствий успеть на показ Louis Vuitton.

Автор: Елена Сотникова, специально для ColorFace.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.